Животные в славянской традиции

Description: Фольклор, культура, этнография, традиция

[phpBB Debug] PHP Warning: in file [ROOT]/vendor/twig/twig/lib/Twig/Extension/Core.php on line 1266: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable
Яробор M
Совет Старейшин
Avatar
Яробор M
Совет Старейшин
Reputation: 3519
Posts: 14273
With us: 7 years 1 month
Location: Казахстан, Алматы
Website Facebook Skype VK

#1by Яробор » 28 Mar 2019, 11:46

ВОЛК — посредник между людьми и силами иного мира?

Среди зверей волк один из центральных и наиболее мифологизированных персонажей. Ему присущ широкий круг разнообразных значений, многие из которых объединяют его с другими хищниками, а также с животными, наделенными хтонической символикой. Происхождение волка объясняют народные этиологические легенды. Наиболее распространена во всех славянских зонах легенда о том, что волк был сотворен чертом против Бога. У поляков Западных Бескид творцом волка выступает не черт, а пастухи. Согласно этим легендам, волк был слеплен из глины, из грязи, ила или выстроган из дерева. Но жизнь волк получил не от черта, а от Бога — черт не смог его оживить. Оживший волк накидывается на черта, который пытается спастись на дереве, чаще всего ольхе или осине, и хватает его за ногу. С тех пор черт стал беспятым, с выдранным бедром. В македонском варианте легенды черт спасается от волка в море, отчего его называют «водным», «подводным».

Легенда о волке часто соединяется с сюжетами других легенд: об ольхе, ставшей красной под корой от крови черта, об осине, горькой от его крови или трясущейся от страха перед ним, об аисте, которому Бог поручил выкинуть в море мешок со стружками от выстроганного чертом волка. Из этих стружек или опилок появились на свет нечистые животные и птицы: гады или вороны и галки. Мотив крови присутствует еще и в другой легенде: из крови Каина возникли волки, псы, змеи и злые духи — «вилы», ведьмы и т. п.

Волку присуща хтоническая символика.


Прежде всего, само происхождение волка в легендах связано с землей: волк слеплен из глины или из грязи. Он имеет отношение к подземным кладам, которые появляются на поверхности земли в виде волка; болгарский таласъм, охраняющий клад, появляется в облике волка или медведя и превращается в котел с золотом. В этиологических легендах происхождение волка может связываться или сопровождаться происхождением гадов. В народных представлениях волк нередко объединяется с гадами — нечистыми животными, которых запрещено употреблять в пищу и одним из характерных признаков которых является слепота или слепорожденность. Мотив слепоты проявляется в южнославянских оберегах. Звери от волка: глиной, грязью, навозом «замазывают» глаза волка, «зашивают» ему их.

Украинская загадка соотносит волка с темнотой: «Прийшла темнота шд наши ворота». Затмение солнца (или луны) объясняют пожиранием его фантастическим существом наподобие летающего змея, название которого связано с волком. У соседних румын этим существом может быть просто волк. Хтоническая природа определяет связь волка с умершими. Она проявляется в южнославянских представлениях о ходячем покойнике-вампире, который может иметь волчий облик и называться вук [волк].

Некоторые заговоры от волка свидетельствуют о том, что он бывает у мертвых на том свете. В Полесье при встрече с волком призывают к себе умерших, называют их по имени, гукаюць мёртвага, вспоминают его, зовут знакомого умершего охотника, называют имена троих покойных предков — «сваих радителяу мяртвых тры чалавеки». Время разгула волков у поляков Хелмского воев. связано с днем Всех святых, посвященным умершим. С духом предка связан домовой дух, называемый у болгар таласъм, который иногда появляется в облике волка.

У волка выявляется брачная символика, различная по своей природе.


Во-первых, она связана с символикой волка как «чужого». Для каждой из участвующих в свадьбе сторон чужими являются педставители противоположной стороны, противоположного рода, поэтому «волчьей» символикой может наделяться каждая из них. Так, волком называют дружку, представителя жениха, но и вся невестина родня, приезжающая на второй день свадьбы в дом жениха, называется волкам. В севернорусских свадебных причитаниях волками серыми невеста называет братьев жениха. В свадебных песнях родня жениха называет невесту волчицей или медведицей, на что невеста отвечает, что волчица в желтом бору, а медведица в зеленом лесу.

Во-вторых, соотнесенность жениха с волком определяется мужской символикой волка, которая проявляется в некоторых поверьях. Так, мужчина, надевший женский головной убор, будет бояться волка, а женщину, надевшую мужскую шапку, будет бояться скотина. Многие запреты, связанные с защитой от волка, касаются прежде всего женщин.

Мотив любовных ухаживаний волка за козой (иногда овцой), брака козы с волком встречается в белорусских и польских песнях. В витебской свадебной песне съеденная волком коза символизирует доставшуюся жениху невесту: «Хадила козанька па лукам, / А за ёй услядок шэрый воук: / «Хуть хади, ни хади, козанька, — / Быть табе, козанька, зъядёный» <...> Хадила Сахвейка па двару, / А за ёй у слядок Григорка: / «Хуть хади, ни хади, Сахвейка, — / Быть табе, Сахвейка, за мною». Таким образом, жених, добывающий себе невесту, может символически соотноситься с волком, ищущим себе добычи.


Волк, нападающий на скотину, загрызающий добычу, нередко наделяется эротической символикой, связанной с коитусом. Символическая связь волчьих укусов с коитусом и волчьего зуба с пенисом представлена в сербском народном анекдоте. Баба, боявшаяся волка, во время дождя в поле прячется с головой в копну сена и засыпает. Оказавшийся рядом пастух замечает ее голый зад, торчащий наружу, и совершает половой акт. Довольная баба думает, что ее грызет волк, и нахваливает его мягкие зубки.

Мотив коитуса проявляется у болгар в запрете прикасаться к животному жиру и творогу в «волчьи дни», чтобы уберечь скот от волка: запрет этот непосредственно относится к молодым женщинам, которые спят с мужьями. В Боснии группа молодежи, называемая вукови [волки], имитирует нападение на дом жениха, в котором молодые проводят первую брачную ночь. Они стучат в кровлю, воют по-волчьи и кричат: «Около, вуче, nyBaj младу, момче, чува; овцу да ти je вуци не изщу» [Кругом, волк, стереги, жених, невесту, стереги овцу, чтобы волки у тебя ее не съели]. «Волки» шумят, пока им не вынесут угощение. В некоторых местах во время брачной ночи по-волчьи воют сваты и особенно деверь, с которым, по отдельным южнославянским свидетельствам, невеста должна спать в первую брачную ночь. В Боснии и Герцеговине (Ядар) caus, шутник и балагур на свадьбе, одет в шапку с волчьим хвостом и в вывернутый кожух, а между ног у него искусственный фаллос.

Волк связан с нечистой силой, и в этом проявляется та же амбивалентность волка, что и в легендах (создан чертом и на черта же набрасывается, хромой черт и хромой волк). С одной стороны, нечистая сила пожирает волков: пригоняет их к человеческому жилью, чтобы поживиться волчьей падалью, дьявол ежегодно таскает себе по одному волку. Не случайно от волка как от нечистой силы делали оконные рамы в форме креста, чтобы он не мог войти в дом. Волк — чертов конь, и на нем часто ездит ведьма, кума черта. Ведьма может оборачиваться волком. Ведьма может наслать волков на дом в первый день Рождества, колдуны насылают их на скотину.

С другой стороны, волки уничтожают или устрашают нечистую силу: черт боится волка, волки истребляют, поедают чертей, чтобы они меньше плодились. Как считают русские казаки, волки делают это по велению Бога. Волки отпугивают, раздирают и уничтожают вампиров, мертвецов, пьющих кровь и душащих людей и скотину. При этом волк сам тесно связан у южных славян с вампиром и упырем (ходячим покойником), названия которых соотносят его с другим мифологическим персонажем — волком-оборотнем у восточных и западных славян. В Черногории и Далмации вампира называют волком. По представлениям сербов, вампир может обращаться в волка; иногда в облике вампира присутствуют волчьи черты, например, его тело покрыто шерстью, как у волка. По некоторым болгарским поверьям, кровь убитого человека приобретает вид волка, который в качестве злого духа (върколака) навещает свой дом.


У волков имеется свой хозяин, покровитель. У русских и белорусов волки часто считаются находящимися в подчинении лешего: леший кормит их как своих собак хлебом, показывает волков пастуху и помогает спасти от них табун лошадей. Глаза у него горят, как у волка. В Могилевской губ. леший, хозяин волчьего стада, известен как доброхот, а в заговорах от волка леших называют царик Лесовик Бурик и царица Лесовица Мавра, святый Аврамий, святый Антоний и святая Лисавета Хведоровна.

У гуцулов волки являются собаками мужских и женских лесных духов. У сербов и хорватов хозяин волков— вуч]и пастир [волчий пастух], имеющий вид старого волка или старика верхом на волке. Ежегодно он собирает всех волков и распределяет между ними добычу на будущий год. Сюда же можно отнести и образ белого волка, князя над волками, в русских сказках.


Период разгула волков во многих местах совпадает с временем разгула нечистой силы. У восточных славян с осеннего Юрия или со дня св. Димитрия (26.Х) до весеннего Юрия (23.IV/6.V) волки распущены и нападают на всякий скот — Юрий отмыкает им пасть, а с 23.IV он замыкает им пасти и дает съесть только определенное количество скота. Жеребенок, родившийся между Юриями, весенним и осенним, избежит волчьих зубов. Зимой, в рождественский пост, волки бегают стаями. У русских это считается приметой начавшейся зимы.

По народной легенде, Божья Матерь спаслась некогда от волков при помощи громничной свечи, и с тех пор волки боятся огня. Поэтому в день Громничной Божьей Матери выставляют в окне зажженную громничную свечу. У поляков ею прижигают также волосы детям, чтобы они не боялись волков.

Выведение волчат


По украинскому и болгарскому поверью, волчица приносит волчат лишь раз в жизни. «Вовчиха за всю жисть одын тики раз прыводе (выпложуе) вовченят, а билып уже — ни, це як бу вона що году йих водыла б, то йих бы було стико, як теперь у нас собак». Чтобы забеременеть, она, как считают болгары, должна съесть собачье мясо, уголь или что-нибудь из одежды, изготовленной в «волчьи праздники». Поэтому, чтобы волчица не схватила уголь, не выносят золу и угли между 9 и 14 ноября или в Рождественские святки. По поверью, каждая волчица спаривается с двенадцатью самцами. Волчата выводятся в том месте, где волк завоет на Всенощную, вблизи человеческого жилья примерно 1 мая, на св. Еремию или в ночь на св. Юрия (23.IV). Где выводятся волчата, там волк вреда не делает. Волчат выводится столько, сколько недель пришлось в этом году на мясоед, от Рождества до Великого поста. Пойманных накануне дня св. Еремии волчат разносят по селу, получая за это подарки. Украинцы Закарпатья верят, что волчица, принесшая потомство пять раз, превращается в рысь: «Рысь з вовчицы пэрэтворюеця. Така, що мае пьет разив вовченят, то пэрэкыдаеця на рысь — така, як кит, стае».

Календарные и другие временные запреты направлены на защиту скота и человека от волка и касаются работ и действий, связанных со скотом и различными продуктами скотоводства (овечьей шерстью и пряжей, мясом скота, молочными продуктами, навозом), часто с ткаческим циклом. Среди них особо следует отметить запрет на употребление в пищу мяса скота. Запреты распространяются также на использование зубчатых и острых предметов, колющих и режущих инструментов, ассоциирующихся с острыми зубами волка (гребень, нож, топор, тесло, серп, коса, вилы, бритва, игла, сверло), а также на открывание предметов, напоминающих волчью пасть (ножниц, складных ножей и гребней, сундуков и т. п.). Запреты могут быть приурочены к времени суток (после захода солнца), к дням недели, к началу месяца, года, к началу хозяйственного сезона (выгон скота), к календарным датам (дням святых — покровителей волков), часто к пограничным (последняя ночь мясопуста) или промежуточным дням или периодам (между сходными праздниками большим и малым, как серб.-хорв. medubozice, весенним и осенним, католическим и православным).

Немало запретов, связанных со скотом и продуктами скотоводства. Чтобы волки не ели скот, не едят мяса по воскресеньям, в канун или в день св. Николая, на св. Савву.

Запреты упоминания волка относятся чаще всего к вечеру или к ночи, иногда к «волчьим праздникам».


Считается, что упоминание волка накликает его: рус. «Про волка речь, а он навстречь», «Серого помянули, а серый здесь», «Сказал бы словечко, да волк недалечко», укр. «О вовку помовка, а вовк и есть», пол. «О wilku mowa (mowi^), a wilk tuz (pode drzwiami)» [О волке речь (говорят), а волк тут как тут (у дверей)], болг. «За вълка приказват, и вълкът насрещу (в кошарата)» [О волке говорят, а волк навстречу (в загон для скота)], серб. «Ми о вуку, а вук на вратима (на врата)» [Мы о волке, а волк в дверях] и т. п. В случае нарушения запрета говорят: «За морем му вечер — горечий му камшь в зуби!», «Ками му у вилице» [Камень ему в челюсти], «Мълчи, немой, дума името му, ами жар му фаф устата и главня му фаф гъза!» [Молчи, не называй его по имени, раскаленные угли ему в пасть и головешку в зад!]. Белорусы Виленской губ. опасаются упоминать волка во время еды. У македонцев Драмы табу приурочено к вечеру. В Черногории в случае нарушения табу ударют чем-нибудь в камень, чтобы у волка окаменела челюсть.

Волк исполняет медиаторскую функцию, он посредник между людьми и силами иного мира. Задирая скотину, он действует не по своей, а по *кьейволе: серб.-хорв. po poslariju bozjemu, с изволения Господа, «хватае анно гэто, што Буог празначыу, Hi гэто, сам хоча», рус. что у волка в зубах, то Егорий дал. Поэтому отнимать его добычу небезгрешно, особенно постороннему, так как взамен ее волк унесет его собственную скотину. Похищение волком скотины воспринимается нередко как жертва и сулит хозяину удачу. Так, у болгар похищение волком овцы — счастливый знак: овцы будут хорошо ягниться и давать много молока. Благом считается и похищение овцы из стада, предназначенного на продажу: весь скот будет продан быстро и принесет большой доход. Хорваты Лики считают, что там, где ступит волк, отвращается всякое зло от людей, скота и посевов.

Чтобы задобрить волка, ему посвящаются и различные приношения.

В Польше в качестве жертвы волку несут в церковь лен и коноплю. Македонцы для защиты скота от волка в канун Мартинской недели рубят на пороге дома голову черной курице, окропляют ее кровью порог или рисуют ее головой кровавый крест над дверями. Обезглавленную курицу оставляют здесь на всю ночь, утром ощипывают и съедают, а голову трижды продевают сквозь узел очажной цепи и подвешивают к ней на нитке, вкладывая в клюв по одному волоску от каждого животного в хозяйстве. Потом истолченную куриную голову дают с солью съесть скоту.

В западной Болгарии в день св. Трифона женщины пекут специальный калач, часть которого разносят по соседям, а часть крошат в корм скоту, чтобы обезопасить его от нападения волка. Характер жертвы имеет и уже упоминавшееся приглашение волка к рождественскому ужину.

Для защиты скота от волка используются заговоры, обращенные к ЛеШему, к святым — повелителям волков, к Божьей Матери, с тем чтобы они уняли своих псов или свою скотину. Характерные мотивы заговоров — замок, ключ (просьба замкнуть пасть, зубы волкам замком, серебряными, райскими ключами), камень (отсылание волков к морю за белым горючим камнем, ограждение от них каменной стеной, кровь на камне под дубом среди моря, которую волк не сможет лизать, камень в зубы волку, горячий камень в челюсти), железные, острые предметы (железные дубцы, острые мечи), огонь (Божья Матерь со свечами). Чтение заговоров иногда сопровождается складыванием пальцев в кукиш, сжиманием кулаков, смыканием зубов, втыканием топора в стену, закрыванием глаз и т. п.

Разнообразно использование волка в магических целях. Части тела и имя волка используются для приобретения отпугивающих свойств, агрессивности, жизненной силы и здоровья и имеют отвращающую, потенцирующую и лечебную функцию.


У сербов глаз, сердце, зубы, когти, шерсть волка часто служат амулетами и лечебными средствами. Коготь волка зашивают в одежду ребенку в качестве оберега от сглаза. В Македонии волчий зуб носят как амулет. Для оберега пчел вешают на леток улья когти и зубы волка, выставляют в пчельнике волчью голову. Чтобы пчелы давали больше меда, их окуривают кончиком волчьего носа. Сквозь волчью челюсть продевают новорожденного, чтобы предохранить его от болезней и всякого зла, или больного ребенка. Волчий хвост носят при себе от болезней, вывешивают в качестве оберега на конюшне. Колдун может окурить волчьей шерстью скрипку, сказав «rez wouk barana» [грызи, волк, барана], и у скрипача на свадьбе полопаются все струны, так как они изготовлялись из бараньих жил. От испуга ребенка окуривают волчьей шерстью, обтирают волчьей кожей, говоря: «Да ми биднеш ка вук» [Чтобы был как волк]. Кусок волчьей кожи в качестве амулета зашивают ребенку в шапку и коню в недоуздок. Пояс из волчьей кожи носила женщина, если у нее умирали дети. Волчье сердце носят как амулет, так как оно придает храбрости, а также носят больные эпилепсией.

Волк фигурирует в различных приметах.


Практически повсеместно волк, перебегающий дорогу путнику, пробегающий мимо деревни, встретившийся в пути, предвещает удачу, счастье и благополучие. Чтобы иметь такую встречу, в Витебской губ. берут с собой в дорогу головку чеснока. Вдвойне благоприятной считается встреча с волчьей свадьбой. Рыбаки западной Белоруссии считают, что встреча с волком, когда они отправляются на промысел, способствует удачному улову, объясняя это тем, что волк — хищный зверь.

С волком бывают связаны и неблагоприятные приметы. Так, волк, забежавший в деревню, служит предвестьем неурожая. По поверью, волки прокладывают свои тропы туда, где будет война. Множество волков сулит войну или мор скота. Вой волков предвещает голод, пастью вверх — голод, прямо — войну, к земле — мор, под жильем — войну или мороз, осенью— дожди, зимой— метель.


Образ волка выявляет разнообразный круг значений:

Прежде всего по своим функциям волк близок другим хищникам — ворону, коршуну, рыси, щуке и особенно медведю. Это сходные с медведем демонологические представления, персонажи ряженья, обереги, способы табуирования, взаимозаменяемость в сходных фольклорных текстах, лексические корелляции. Волк также тесно связан с собакой: волки— псы лешего, происходят от пса св. Саввы, сходны представления о волке-оборотне и собаке-оборотне в быличках, аналогичны обереги от волка и собаки.

Хтонические свойства волка роднят его с гадами, особенно со змеей. Волку присущи медиаторские функции: он посредник между этим и тем светом, между людьми и Богом, между людьми и нечистой силой (в этом отношении характерен демонический образ волколака, волка-оборотня). Отсюда амбивалентность некоторых его функций.

Определяющим в символике волка является признак «чужой». Поэтому волк может соотноситься с чужими, приходящими извне — с женихом; с мертвым, предком, ходячим покойником-вампиром; с принимаемым в круг взрослых косцов парнем, который косил впервые. В этом же ряду следует назвать колядников и участников других обходных обрядов: волков называют колядниками, а маски волка встречаются в святочных или масленичных шествиях ряженых у южных славян, у поляков, у некоторых других западных славян и у русских.

Волк противостоит человеку и как нехристь: его отгоняют крестом, он боится колокольного звона , ему нельзя давать ничего освященного, к периоду «некрещеных ночей» (некръстени нощи) относится разгул волков, примета о волке, перебежавшем дорогу, получает для ребенка актуальность лишь после крещения.

С волком связывают различные инородные тела: волком называют нарост на дереве, черную сердцевину в нем, наросты и опухоли на теле лечат волчьей костью или с помощью человека, съевшего волчатины.

К наиболее характерным мотивам и атрибутам, связанным с волком, следует отнести кровь и огонь. Признаки, особо маркирующие волка— белый цвет (белый волк, царь волков в поверьях) и хромота. Среди других свойств волка — сломанный ему Богом хребет, отчего он не может вставать на задние лапы, или цельная, не гнущаяся хребтовая кость, отчего волк может поворачиваться лишь всем телом.

Волк связан с пересечением границы и различными пограничными, переломными моментами или периодами: к смене старого года новым, к переходному зимнему или весеннему периоду, к промежуточным календарным датам относится время разгула волков и оберегов от них, во время поездки к венчанию 0ли от венчания свадьбу могут обратить волками, передача ткаческих орудий за границу села опасна нападением волка и т. п.

____________________________________________________________________________________________

Материал подготовлен на основе книги А.В. Гура «Символика животных в славянской народной традиции» - ПОКОН РОДА.

Image
Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа.
Жрец-верховода АРО "Серебряный серп"

Яробор M
Совет Старейшин
Avatar
Яробор M
Совет Старейшин
Reputation: 3519
Posts: 14273
With us: 7 years 1 month
Location: Казахстан, Алматы
Website Facebook Skype VK

#2by Яробор » 20 Oct 2019, 11:14

ЛАСКА

Ласка в древнеславянской мифологии ассоциируется с эротической символикой и хтоническим началом. В славянских диалектах существуют общие названия для ласки, куницы, горностая, белки, барсука. Ласка, куница, лисица и белка представлены в качестве одного и того же персонажа в различных вариантах сказочного сюжета об ожившей шкурке животного. Всех этих зверей роднит целый ряд общих мифологических характеристик. Хтоническая природа в той или иной степени обнаруживается у большинства этих животных. Например, у горностая в фольклорных текстах: «Как водою он ходил да рыбой-щукою, / По поднебесью летал да ясным соколом, / По подземелью ходил белым горностаем». Клады «выходят» из земли в виде белых зайцев, горностаев, кошек и т. п. Указать местонахождение клада может ласка, если ласково к ней обратиться. В белорусских и украинских песнях известен архаический мотив Мирового Древа: горностай, бобры или соболи обитают у корней райского дерева; в русских песнях этому соответствует стоящее на горе дерево (кипарис), которое «кунами обросло, соболями расцвело».
В народных поверьях обнаруживается глубокое родство ласки с гадами, что проявляется, в частности, в общих названиях для ласки и змеи, червя, мыши. Подобно змее, ласка считается ядовитой. В разных вариантах былички в одной и той же роли выступают ласка, ящерица или уж: они отравляют питье людям, унесшим их детенышей, но когда находят их на прежнем месте, опрокидывают сосуд с питьем. Как уж, лягушка (и ведьма), ласка способна отбирать молоко у коров, а пробегая под коровой, портить его, отчего в нем появляется кровь. У ласки и родственных ей животных обнаруживается родство с птицей, что определяется глубоким мифологическим родством хтонических животных и птиц. Так, ласка может называться «ласточкой», отождествляться с ней или представляться в виде зверька с крыльями. Названия ласки и ласточки родственны по происхождению. Им обеим свойственна женская символика, и обе они покровительствуют скоту, но могут явиться причиной появления молока с кровью и т. д. Известны сходные песенные тексты о летящем и роняющем перья горностае или бобре.

Ласке присущи также и функции домового (реже представленные у кошки, белки, лягушки, червя). У южных славян считается, что убийство ласки (как и домовой змеи) повлечет за собой смерть кого-либо из домашних или любимой скотины. По словацкому поверью, в ласке воплощена душа хозяйки дома, подобно тому, как в облике змеи предстает душа хозяина дома. Распространено представление о ласке как охранительнице дома (и скота). В некоторых местах ее называют «домовиком», считают, что она живет в каждом доме, в земле под домом, в подполье, под порогом конюшни, в хлеву (т. е. в местах обитания домовых духов). Как и домового, ласку можно увидеть, войдя в хлев со свечой в Страстной четверг, и по окраске ее шерсти определить, какой масти следует держать скотину. Присутствие ласки в хлеву способствует размножению скота, причем той же масти, что и ласка. Каждая корова имеет свою ласку-покровительницу той же масти. Считается, что вслед за убитой лаской умрет и корова одной с ней масти. Сходства между лаской и домовым проявляется и в том, что они по ночам мучают скотину, заезжают коней (так, что утром кони оказываются в пене), заплетают им гриву в косу. Домовой по ночам может также заплетать косы женщинам и бороды косичкой старикам, а ласка ночью погрызть женщинам волосы, а мужчинам усы.
У южных славян образ ласки связан с прядением и ткачеством: в легендах в ласку обращена невестка, проклятая свекровью за то, что ленилась прясть или, наоборот, кроме прядения, ничем не хотела заниматься; в качестве оберега от ласки выносят во двор и кладут у ее норы прялку с веретеном. В белорусской детской песенке ласка говорит, что она занималась тканьем у Бога. У гуцулов ей посвящается день св. Екатерины (7 декабря), покровительницы прях и браков. У русских же роль пряхи и ткачихи особенно ярко представлена у «горностайки» — персонажа сказов об ивановских ткачах. Горностайка шьет лапками в снегу серебряную стежку. Мальчик-ткач помогает ей распутать серебряную снежную пряжу, спутанную метелью, за что получает от нее волшебную пряжу, благодаря которой ткацкий станок работает сам собой. Сдирая с себя серебряный пух, она прядет из него нервущуюся нитку и, бегая взад-вперед как челнок, прядет серебряную пряжу. Мотки и копны пряжи, которые в лесу во время метели горностайка сматывает из своего серебряного волоса, оказываются потом сугробами снега. С мотивами ткачества в различных традициях связаны также куница, выдра, белка и др. Так, известны свадебные песни о кунице, скачущей по ткацкому стану или играющей с соболями на ткущемся полотне. В загадках челнок загадывается как летающий барсук, за которым тянется кишка, или как скачущая в воде выдра, за которой свертывается озеро.
У этой группы животных отчетливо выявляется любовно-брачная и эротическая символика. Одни из них выступают как женские, другие — как мужские персонажи. У южных славян распространены наименования ласки, связанные с названиями невесты или молодухи. Чтобы умилостивить ласку, к ней обращаются как к девушке с обещанием выдать ее замуж. У западных украинцев невесту в свадебных песнях тоже иногда называют «ласицей».
У южных славян ласка используется в любовной магии: чтобы муж любил жену, она рассекает пополам пойманную ласку и заставляет мужа пройти между частями ее тушки. Любовно-эротическая символика горностая и куницы отчетливо видна в различных вариантах сказочного сюжета «Ночные видения»: по спящим мужу и жене «бегаить гарнастайка, да прамежда их ласкаитца», «гарнастай бегаить, да пализываить яго и жонку»; кунка «перескакивает с мужа на жену, с жены на мужа». Показательны в этом отношении и диалектные названия женских гениталий: «куна», «куница», «соболетка», «горностай», «ласица». В фольклорных текстах с ними отождествляется и выдра. Белка, увиденная во сне, предвещает мужчине знакомство с кокеткой или женитьбу, преследование белки — разорение из-за увлечения женщиной сомнительного поведения, а видеть во сне белок, грызущих орехи на деревьях, значит «попасться в дамское общество, преисправно колорированное характеристикою камелийною».
Общим элементом, связывающим два автономных комплекса представлений — женскую брачноэротическую символику и роль покровителя дома и скота, — является функция плетения, которая в качестве женского занятия (прядения и тканья) объединяет ласку — невесту с рядом женских прядущих существ, в том числе с домашними духами и русалкой, а как плетение конских грив — роднит домовую ласку и с образом домового, и с женскими духами (русалками и т. п.). В последней своей функции образ полесской ласки-домовика можно рассматривать как связующее звено между западно- и южно-славянскими женскими демонологическими персонажами (зморой, богинками и вилами) и восточно-славянским мужским образом домового. Кроме того, в обоих комплексах представлений присутствуют любовно-брачные мотивы, которые, с одной стороны, свойственны южнославянскому образу Ласки-невесты и аналогичным образам других пушных зверей (особенно куницы) в восточнославянском фольклоре, а с другой — характеризуют также отношение ласки к скоту («любовь» к скотине одной с ней масти) в восточнославянской традиции. Эротическая символика проявляется и в некоторых ткаческих представлениях, связанных с пушными зверями.

Автор: О. Берегова
Хоть совсем не молись, но не жертвуй без меры, на дар ждут ответа.
Жрец-верховода АРО "Серебряный серп"


[phpBB Debug] PHP Warning: in file [ROOT]/vendor/twig/twig/lib/Twig/Extension/Core.php on line 1266: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable
[phpBB Debug] PHP Warning: in file [ROOT]/vendor/twig/twig/lib/Twig/Extension/Core.php on line 1266: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable

Return to “Славянская традиция”

Who is online (over the past 5 minutes)

Users browsing this forum: 1 guest